ЧемпионатРУ

Подписка на Лента ЧемпионатРУ ЧемпионатРУ
Все новости и статистика чемпионата России по футболу, ведущих европейских футбольных чемпионатов, еврокубков, чемпионатов Европы и Мира
URL-адрес: https://www.championat.com
Обновлено: 21 мин. 49 сек. назад

Карпин объяснил, почему отказался от предложения возглавить «Спартак»

27 мин. 56 сек. назад

Главный тренер «Ростова» Валерий Карпин рассказал, почему отказался от предложения возглавить «Спартак» после того, как пост главного тренера красно-белых освободился из-за ухода Массимо Карреры.

«На посту нового главного тренера «Спартака» пожелал бы Кононову терпения. Что я ещё могу сказать. Почему я отказался от этой должности в «Спартаке»? Много причин. Одна из них заключается в том, что покидать «Ростов» после того доверия от руководства клуба, губернатора и болельщиков, считаю, было бы неправильным. Неправильно на полпути бросать начатое. Здесь мне очень комфортно и приятно находиться. Прежде всего это было бы неправильно по отношению к «Ростову». Начиная с президента – человека, который вокруг себя собрал такую интересную и конкурентноспособную команду, клуб, тренерский штаб и футболистов. Такую команду не хочется покидать.

Что касается слухов о том, что я запрашивал защищённый контракт и определённую сумму на трансферы, то, как раньше говорили: «Не читайте советскую прессу». Интернет наш читать тоже не стоит. Об этом написал один человек, которого, естественно, никогда и близко нигде не было. С чего этот человек берёт такую информацию – непонятно. Если говорить про защищённый контракт и про трансферы, то до этих обсуждений дело даже не дошло. Поэтому, откуда берётся эта информация, я не знаю.

Допускаю ли я мысль, что когда-то могу снова вернуться в «Спартак» в роли тренера? Как какую-то абстрактную мысль, да, допускаю. Что касается того, хотелось бы этого сейчас, то нет. А в будущем – никогда не говори никогда. Через 10 лет, если меня выгонят из «Ростова», то почему нет?» — сказал Карпин в эфире программы «Все на матч».

Эксклюзивный анализ последних событий в мире спорта читайте в телеграм-канале «Чемпионата».

Арустамян: Карпин встречался со «Спартаком», но не захотел уходить из «Ростова»

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Тренер «Спартака-2»: Кононов рассказал, какой футбол хотел бы видеть у команды

ср, 11/14/2018 - 17:35

Главный тренер «Спартака-2» Виктор Булатов после матча 22-го тура Футбольной национальной лиги с «Сибирью» (3:0) рассказал, о чём беседовал с новым наставником основной команды красно-белых Олегом Кононовым.

«Мы общались ещё накануне. Он рассказал, какой футбол ему хотелось бы видеть. Речь о старых спартаковских традициях, игре в короткий и средний пас, контроле мяча. Некоторые отрезки ему сегодня понравились», — приводит слова Булатова официальный сайт «Спартака».

Напомним, 12 ноября стало известно, что бывший тренер тульского «Арсенала» Олег Кононов назначен на пост наставника московской команды. Ранее исполняющим обязанности главного тренера «Спартака» был испанский специалист Рауль Рианчо.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

«Спартак» оштрафован за несогласованные баннеры фанатов на матче с «Уфой»

ср, 11/14/2018 - 13:57

Глава КДК РФС Артур Григорьянц рассказал о штрафах, которые получили клубы по итогам 14-го тура чемпионата России «Ростов» – «Динамо» (0:0) и «Уфа» – «Спартак» (2:0).

«По матчу «Ростов» – «Динамо». После окончания матча на поле выбежали пятеро болельщиков «Ростова», которые были задержаны. «Ростов» наказан по совокупности на 110 тыс. рублей за массовый выход болельщиков и необеспечение безопасности.

По матчу «Уфа» – «Спартак». Болельщики «Спартака» использовали пиротехнические средства и демонстрировали три несогласованных баннера оскорбительного и нецензурного содержания. За пиротехнику «Спартак» оштрафован на 40 тыс. рублей, за баннеры – на 150 тыс. рублей», — передаёт слова Григорьянца корреспондент «Чемпионата» Даниил Бороздин.

Первое интервью c Рианчо после отставки из «Спартака» О Глушакове, 4-3-3 и, разумеется, Каррере.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Рианчо: я говорил Родионову, что «Спартаку» нужны радикальные перемены

ср, 11/14/2018 - 10:45

Экс-тренер «Спартака» Рауль Рианчо ответил на вопрос, существовала ли минимальная вероятность того, что он мог продолжить работу в московском клубе.

«Думаю, нет. Некоторое время назад у меня состоялась беседа со спортивным директором «Спартака». Да-да, с генеральным — Родионовым. Я изложил своё видение ситуации: команде нужны перемены. Радикальные перемены. Объяснил ему, что изменить тенденцию команды можно двумя способами — заменой игроков либо тренерского штаб. Это в состоянии вызвать реакцию у группы.

Он ответил, что не сторонник радикальных изменений. «Медленно, спокойно». Мы были частью прежнего штаба и воспринимались как одна из составляющих проблемы. Солари пришёл в «Реал» Мадрид из дубля – он новый человек в команде. А мы новыми в глазах руководства не были. Наверное, клуб принял трезвое решение, зная, что впереди шесть важнейших игр – в Кубке, в Лиге Европы. Представьте, что было бы, приди тогда в «Спартак» новый тренер и проиграй несколько матчей. Это просто убило бы его! Клуб рассудил, что пусть лучше камни полетят в Рауля (усмехается) — зато команда плавно преодолеет переходный период до паузы на игры сборных, а у нового тренера будет 15 дней на работу и адаптацию. Это совсем не то же самое, что прийти в понедельник и уже в среду вывести команду на еврокубок», — сказал Рианчо корреспонденту «Чемпионата» Олегу Лысенко.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Рианчо: в «Спартак» меня приглашал Каррера

ср, 11/14/2018 - 00:11

Экс-тренер «Спартака» Рауль Рианчо рассказал, что в московский клуб его приглашал бывший наставник красно-белых Массимо Каррера.

«У меня было интервью с Массимо в Марбелье. Он хотел познакомиться, пообщаться. На встрече также присутствовали Марко Трабукки и Тимур (Гурцкая. – Прим. «Чемпионата»). Я рассказал им, как сотрудничал с другими тренерами – с Сергеем Ребровым в киевском «Динамо», с Андреем Шевченко в сборной Украины.

Помимо диплома специалиста по физической подготовке и спортивной психологии у меня уже была тренерская лицензия категории PRO. Услышанное им понравилось. Следующее собеседование было у Наиля (Измайлова. – Прим. «Чемпионата»). Мы поговорили о футболе и ударили по рукам: будем работать", — сказал Рианчо корреспонденту «Чемпионата» Олегу Лысенко.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Рианчо: даже Гвардиола не выиграет со «Спартаком» Лигу чемпионов

ср, 11/14/2018 - 00:00

Бывший тренер «Спартака» Рауль Рианчо в первом после увольнения из клуба интервью заявил, что московская команда не сможет выиграть Лигу чемпионов, даже если на посту главного тренера красно-белых будет нынешний наставник «Манчестер Сити» Хосеп Гвардиола.

«Команда реагировала на меня очень хорошо. Я был честен с игроками и не раз повторял: «Не тренер важен — важны вы. Вы выигрываете дуэли на поле и целые матчи, а мы только немного вам помогаем. Мы можем расставить футболистов и сориентировать — остальное делают игроки. Пеп Гвардиола придерживается подобной философии, поэтому для меня он — лучший тренер в мире…

Но даже Гвардиола не выиграет Лигу чемпионов со «Спартаком». Как не выиграет Примеру, Суперкубок или ту же Лигу чемпионов с «Эспаньолом». Главное в футболе — игроки. Работа тренера заключается в том, чтобы все футболисты команды объединились вокруг общей цели. Это сложно, в команде 25 человек, и все — разные, у каждого своё эго, подчас очень большое. Задача тренера — убедить их подчинить своё эго интересам коллектива. Потому что важнее всего в футболе — игроки», — сказал Рианчо в интервью корреспонденту «Чемпионата» Олегу Лысенко.

Рианчо: если бы у меня была дочка, пожелал бы ей такого мужа, как Зобнин

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Рианчо: если бы у меня была дочка, хотел бы, чтобы она вышла замуж за Зобнина

вт, 11/13/2018 - 23:45

Бывший тренер «Спартака» Рауль Рианчо в первом после увольнения из клуба интервью признался, что поражён профессиональным отношением к футболу полузащитника красно-белых Романа Зобнина.

«Как сказал на одной пресс-конференции, Зобнин — идеальный человек. Если бы у меня была дочка, я хотел бы, чтобы она вышла замуж за Зобнина. Он образцовый профессионал, очень хороший парень и с каждым днём хочет всё большего и большего. Плюс оптимальный возраст — 25 лет.

Зобнин, Рассказов, Игнатов, Джикия, Ломовицкий — «Спартаку» есть вокруг кого конструировать новую команду. Тому же Джикии 25 только исполнится. Он перенёс операцию на «крестах» и вынужден был вернуться даже раньше времени из-за травмы Жиго. Естественно, ему тяжело, в последней игре болело колено, но он молодец, терпит", — сказал Рианчо корреспонденту «Чемпионата» Олегу Лысенко.

Первое интервью Рианчо после отставки из «Спартака» О Глушакове, 4-3-3 и, разумеется, Каррере.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Рианчо: мама просила: «Возвращайся скорее, пока не умер в России»

вт, 11/13/2018 - 23:30

Испанский специалист Рауль Рианчо дал первое интервью после увольнения из «Спартака», в котором рассказал о том, как за него переживала мама во время работы на посту исполняющего обязанности главного тренера московского клуба.

Напомним, 12 ноября Рианчо покинул «Спартак». Главным тренером красно-белых стал бывший наставник тульского «Арсенала» Олег Кононов.

«Спартак» был моим домом, но не всегда был пристанищем. Первое — это место, где ты живёшь, второе — где тебе дают тепло, любовь. Работать без этого чувства тяжело. Конечно, я страдал. Моя мама не могла спокойно смотреть наши игры по ТВ. «Я видела твоё лицо, — причитала она по телефону. — Пожалуйста, приезжай уже скорее, пока не умер в России!» — сказал Рианчо в беседе с корреспондентом «Чемпионата» Олегом Лысенко.

Первое интервью Рианчо после отставки из «Спартака» О Глушакове, 4-3-3 и, разумеется, Каррере.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Первое интервью Рианчо после отставки из «Спартака»

вт, 11/13/2018 - 23:30

У него был мизер времени на самореализацию в «Спартаке». Он заведомо был обречён – на враждебное отношение фан-трибуны, ехидное – СМИ и недоверчивое – начальства. Но всё равно успел зажечь. Пламенные пресс-конференции Рианчо были интереснее игры команды. Это было свежо, смело и очень необычно. Будет что вспомнить – и нам, и ему.

— Об отставке вам сообщил Наиль Измайлов. Как это было?
— Это было уже прощание. Весь мир знал, что у «Спартака» уже есть новый тренер, ещё несколько недель назад. Я не кричал команде: «Давай! Пошли!». Нет. Я говорил: «Парни, 12-го числа меня здесь не будет. Но вы должны выиграть матч Лиги Европы. На вас смотрит Европа, смотрят ваши семьи, это важно для вас и команды». Я уйду, но вы-то останетесь. Вам нужно выиграть Кубок, пройти дальше в Европе. Да и в лиге ещё не всё потеряно. Вы работаете не для меня – ради «Спартака» и самих себя. Это была единственная мотивация, которому я мог им дать и должен быть искать каждую неделю. Конечно, было грустно осознавать, что я – всего лишь «временщик».

— Как реагировала на вас команда?
— Очень хорошо. Я был честен с игроками и не раз повторял: «Не тренер важен – важны вы. Вы выигрываете дуэли на поле и целые матчи, а мы лишь немного вам помогаем. Мы можем расставить футболистов и сориентировать – остальное делают игроки. Пеп Гвардиола придерживается подобной философии, поэтому для меня он – лучший тренер мира…

— Для вашего преемника – тоже.
— Я рад. Но даже Гвардиола не выиграет Лигу чемпионов со «Спартаком». Как не выиграет Примеру, Суперкубок или ту же Лигу чемпионов с «Эспаньолом». Главное в футболе – игроки. Работа тренера заключается в том, чтобы все эти футболисты объединились вокруг общей цели. Это сложно, потому что в команде 25 человек, и все – разные, у каждого своё эго, подчас очень большое. Задача тренера – убедить их подчинить это эго интересам коллектива. Потому что важней всего в футболе игроки.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Существовала хотя бы минимальная вероятность того, что ваша история в «Спартаке» сложится иначе?
(Задумывается.) – Думаю, нет. В разговоре со спортивным директором некоторое время назад я выразил мнение, что команда нуждается в изменениях, и достаточно радикальных.

— В «Спартаке» же нет должности спортивный директор.
— Да-да, это был генеральный директор – Родионов. Я изложил ему своё видение ситуации и услышал вопрос: «Почему?». Я ответил: мы можем помочь команде преодолеть переходный период, но игроки на излёте. Но поскольку мы были частью предыдущего штаба, нас тоже видели составляющей проблемы. Солари пришёл в «Реал» Мадрид из второй команды – всё новое! А мы новыми не были. Нас изначально рассматривали как промежуточное звено. Наверное, клуб принял разумное решение, зная, что впереди шесть важнейших игр – в Кубке, в Лиге Европы. Представьте, что было бы, приди тогда в «Спартак» новый тренер и проиграй несколько матчей. Эти поражения убили бы его! В клубе рассудили – большое им спасибо, — что с Раулем команда плавно преодолеет переходной период до паузы на игры сборных, и у нового тренера будет 15 дней на работу и адаптацию. Это совсем не то же самое, что прийти в понедельник и уже в среду вывести команду на матч еврокубка. Такой вариант был вполне реален.

— Вы изначально смирились с участью жертвы?
— Не забывайте, я был служащим клуба. Вот вы чего хотите от шефа? Чтобы он расплывался в комплиментах: «Вы такой хороший, просто номер 1. Такой высокий, красивый – просто идеально сложены»? Нет. Для вас важно, чтобы 5-го и 20-го числа каждого месяца вам платили зарплату. Идеальный шеф – тот, который ценит и достойно оплачивает вашу работу. В футболе так далеко не везде. Тут часто можно услышать: «Э, потом заплачу, посмотрим». «Спартак» в этом отношении, пожалуй, лучший клуб из известных мне, очень серьёзный и уважаемый. Я идентифицировал себя как сотрудника «Спартака», и руководство не говорило: «Езжай домой». Мне сказали: «У тебя контракт. Работай». Ладно. Я труженик по натуре, меня сложностями не испугать. Решил попробовать – изолировать игроков от проблем, вернуть в команду Дениса, помочь клубу пройти этот непростой этап. В конце концов клуб мне за это платил. Но теперь я счастлив вернуться в Испанию, потому что в последнее время пресса больше писала и говорила обо мне, чем о футболе, и всё больше в негативном ключе.

— Вы даже не надеялись повторить путь Карреры?
— Разные ситуации. У меня есть одна теория. Для тренера важны три этапа диагностики. Первый следует проводить в межсезонье: как отработал сборы, какими игроками располагаешь. Важна не только физическая, техническая, тактическая подготовка, но и психологическое, эмоциональное состояние команды перед стартом сезона. Я этими данными не располагал. Я наблюдал за игроками на протяжении трёх месяцев. Иными словами, не знал досконально команду, индивидуальные характеристики каждого игрока. Второе – диагностика того, что происходит на поле. Я пытался перестановками, заменами по ходу матчей улучшать нашу игру. Получалось или нет – вопрос другой. И третье – диагностика нужд команды: какие структурные и кадровые изменения необходимо внести. Так вот, в «Спартаке» из трёх этих процессов я мог повлиять только на один.

— Внесите ясность: Каррера лично приглашал вас в свой тренерский штаб?
— Да. У меня было интервью с Массимо в Марбелье. Он хотел познакомиться, пообщаться. На встрече также присутствовали Марко Трабукки и Тимур (Гурцкая. – Прим. «Чемпионата»). Я рассказал им, как сотрудничал с другими тренерами – с Сергеем Ребровым в киевском «Динамо», с Андреем Шевченко в сборной Украины. Помимо диплома специалиста по физической подготовке и спортивной психологии у меня уже была тренерская лицензия категории PRO. Услышанное им понравилось. Следующее собеседование было у Наиля (Измайлова. – Прим. «Чемпионата»). Мы поговорили о футболе и ударили по рукам: будем работать.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

— Последние минуты злополучного матча «Спартак» — ПАОК. Вы с Каррерой на ногах в технической зоне – как будто два главных тренера. Это нормально?
— Это был процесс передачи информации на поле. Мы внимательно изучали ПАОК и договорились максимально поднять защитную линию от своих ворот. Этого почему-то не происходило. Я пытался докричаться до ребят: «Выходим! Выходим!». Видимо, в этот момент меня и поймала камера.

— Многие истолковали это как стремление Рианчо быть ещё одним шефом команды – при существующем главном тренере.
— Нет-нет, это ошибочное мнение. Я до последнего момента считал Карреру своим братом. Когда я был не согласен с ним, в лицо говорил: «Ты заблуждаешься – поэтому и поэтому. Я говорю тебе это как брату. Твоё дело – слушать или нет, потому что главный – ты». Он может подтвердить.

— Правда, что ключевые тактические решения в штабе принимали вы?
— Неправда. Мне часто задают один вопрос: «Почему 4-3-3?». Считаю нужным объяснить, поскольку это важно для понимания спортивной прессы и людей, интересующихся футболом. Система игры и модель игры – это разные вещи. Идея внедрения этой модели действительно принадлежала мне. Что она подразумевает? Расти с мячом. Поскольку «Спартак» является большой командой, ей важно владеть мячом. Все важные команды Испании, Италии, Германии, Англии – растут с мячом и дискомфортно себя чувствуют без мяча. «Спартак» тоже должен к этому стремиться. Это первое. Второе – все важные команды играют далеко от своей штрафной площади. Так же должны были действовать мы. Проблема в том, что «Спартак», поднимаясь высоко, пропускал быстрые контратаки. Чтобы при потере мяча не нестись назад 80 метров, нужно было сразу и агрессивно вступать в отбор. Эту идею мне хотелось донести до команды и в дальнейшем ей следовать. Естественно, что в нюансах мы расходились во мнениях с Массимо – всё-таки он представляет итальянскую футбольную культуру, а я – испанскую.

Система игры – это другое. Это способ максимально рационально заполнить поле имеющимися игроками с учётом тех или иных обстоятельств. В России многие два этих понятия – модель и система – путают.

Возьмите ЦСКА. У него есть игровая модель. Это агрессивная команда, играющая вертикально, прессингующая противника в центре поля и быстро выходящая из обороны в атаку. Сколько она при этом использует защитников – три, четыре или пять – уже нюансы. От своей модели ЦСКА не отходит. Мы все помним, как они начали сезон. Очень плохо. У ЦСКА были проблемы, молодой состав, но потихоньку, шаг за шагом, они росли.

— Какая была модель у «Спартака»?
— Модель «Спартака» находилась в стадии роста. В первых шести матчах мы забили меньше всех голов, это правда. Мы создавали уйму моментов и не забивали. Постепенно ситуация налаживалась, но в какой-то момент случилась искра.

Рауль Рианчо и Денис ГлушаковРауль Рианчо и Денис Глушаков Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Вы про скандал с Глушаковым?
— Да. Маленькая искорка спровоцировала взрыв бомбы: бум! И с этого момента всё, что мы успели построить, стало рушиться.

— Что случилось между тренером и капитаном?
— Когда всё началось, я выразил своё мнение Массимо: «Если у тебя есть какие-то претензии к Ещенко и Глушакову – поговори с ними. Решите вопрос в своём кругу, как семья». Перед матчем в Вене и дерби с ЦСКА потрясения «Спартаку» были совсем ни к чему.

— «Лайк» в «Инстаграме» — просто повод?
— Причина скрыта под ковром. Поэтому я все три месяца и толковал о важности быть семьёй. Все семьи сталкиваются с проблемами, и все решают их дома. Проблема действительно была.

— Массимо не желал обсуждать эту ситуацию?
— Нет. Самое обидное, что на тот момент команда шла второй, а потом покатилась вниз. Вместо того чтобы залить искру водой, на неё брызнули бензином…

— Игроки действительно ходили к Массимо просить за Дениса?
— Дважды. Один раз я тоже присутствовал на встрече. Массимо был непреклонен: «Нет. Это моё решение».

— Кто входил в делегацию?
— Сальва, Ребров… Группа игроков. Лидерство Глушакова началось в межсезонье. В результате тайного голосования за капитана Денис получил 15 голосов – при семи голосах в пользу другого кандидата. Не думаю, что Глушаков подкупил «избирателей» (смеётся). С его авторитетом в коллективе следовало считаться.

— Ни у кого из этих 15-ти не возникло потом проблем с Массимо?
— Нет. Все вели себя хорошо. Команде не хватало лидера.

— Промес под это определение не подходил?
— Не думаю. Лидер – это не обязательно лучший игрок или тот, кто силой навязывает своё мнение окружающим. Тот, кто может объяснить партнёрам, что и как делать, исходя из своих знаний, опыта. Объединить. Такого человека внутри «Спартака» не оказалось.

— Новый капитан Джикия не располагает таким уважением группы, как Глушаков?
— Уважение нужно завоевать. За шесть месяцев или шесть матчей этого не сделаешь. Джикия всё ещё в процессе. Не знаю точно, сколько Георгий в «Спартаке», но не так уж и долго. Глушак намного больше времени в клубе. Может ли Джикия стать лидером? Вероятно. Он хорошо соревнуется, но понятие лидерства – шире. Оно предполагает авторитет не только на поле, но и вне его. Обладает ли Джикия необходимым характером для этой роли? Не знаю.

— «Спартак» располагал необходимым контингентом для реализации вашей тактической модели?
— Состав «Спартака» плохо сбалансирован. Есть много футболистов, которые претендуют на одно и то же место, исполнителей схожего профиля.

— Например?
— Ханни, Глушаков, Попов, Ерёменко, Джано – пять игроков на одну позицию! Поэтому и приходилось использовать некоторых в непривычных ролях. Того же Ханни – на фланге.

Рауль Рианчо и Роман ЕрёменкоРауль Рианчо и Роман Ерёменко Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

— Трансфер Ерёменко себя оправдал?
— Я Романа ещё по Казани знаю. Талантливый игрок, изумительное чувство мяча. То, что он после двух лет без игр вернулся в футбол – уже большое дело. Не надо сразу требовать слишком многого. Он должен возвращаться потихоньку, шажок за шажком, чтобы снова стать тем Ерёменко, которого мы знали. Всё-таки Роман уже немолод. В своё время в Казани они с Натхо были настоящим достоянием «Рубина».

— Разделяете популярное мнение, что Зобнин – хороший игрок, только без паса и удара?
— Как я сказал на одной пресс-конференции, Зобнин – идеальный человек. Если бы у меня была дочка, я хотел бы, чтобы она вышла замуж за Зобнина. Он образцовый профессионал, очень хороший парень и с каждым днём хочет всё большего и большего. Плюс оптимальный возраст – 25 лет. Зобнин, Рассказов, Игнатов, Джикия, Ломовицкий – «Спартаку» есть вокруг кого конструировать новую команду. Тому же Джикии 25 только исполнится. Он перенёс операцию на «крестах» и вынужден был вернуться даже раньше времени из-за травмы Жиго. Естественно, ему тяжело, в последней игре болело колено, но он молодец, терпит.

— Не находите, что Фернандо из рук вон плохо справляется с оборонительными обязанностями?
— На чужом поле в работе с мячом он обычно аккуратен и полезен. Когда защищаемся высоко, возникают проблемы. Отбор – не его козырь, хотя в этом компоненте Фернандо прогрессирует. Ему во многих компонентах следует прибавить – в первую очередь в дуэлях.

— Не потому ли он не заиграл в Италии?
— В Италии культивируют другой подход к обороне – все назад. «Спартаку» в чемпионате России не пристало так играть.

— Лучший футболист этого «Спартака»?
— Если судить по последним шести матчам – Игнатов. Он сильно меня удивил. Мальчику всего 18 лет, а он уже конкурентоспособен на взрослом уровне, играет в Европе. Игнатов напоминает мне Шустикова, когда Сергей приехал в мой родной Сантандер играть за «Расинг». Такой же статный, рассудительный.

«Я больше не буду помощником». Рианчо выиграл и хочет остаться в «Спартаке» Испанский тренер признался, что теперь если и пойдёт работать ассистентом, то только к Гвардиоле.

— Возвращая Глушакова в первую команду, отдавали себе отчёт в рискованности этого шага?
— Безусловно, я всё понимал. Но я возвращал его не для себя – для «Спартака», так как видел в нём человека, способного помочь команде. Все мои решения на этом посту были продиктованы заботой о «Спартаке».

— Не находите нынешнюю форму Дениса ужасной?
— Денис явно находится не в лучшем моменте карьеры. Я говорил с ним, объяснил, что ему нужно прибавить в единоборствах. Ему нужно заново всё доказывать – себе самому, партнёрам, 40 тысячам зрителей на стадионе, что он по-прежнему в порядке. Глушаков много бегает по полю. Но бегает, как курица без головы (это словосочетание Рауль произносит по-русски). Страдает, пытается успеть и там, и тут, проявить себя, что чтобы трибуны перестали свистеть. А нужно не бегать больше – думать.

— Проблемы в личной жизни и профессии – вещи взаимосвязанные?
— Роналдо однажды сказал: футбол – это состояние ума. Чистая правда. Если игрок счастлив, не имеет проблем дома, с семьёй – он думает только о футболе и всецело ему отдаётся. Если он не чувствует себя счастливым, то и играет соответственно.

— Обструкция Глушакова собственными болельщиками – самое некрасивое из увиденного в «Спартаке»?
— Да. Никогда не видел ничего подобного. Он был капитаном этой команды, и его нельзя убивать без суда. Нельзя судить, человека, не зная обстоятельств. Нужно выслушать его, и только потом осуждать. Но первое – выслушать. Когда происходит развод, виноваты оба.

— Что вы посоветовали Денису по возвращении из «ссылки» в дубль?
— Я сказал: «Денис, успокойся и играй в футбол. Ты важный игрок для команды и можешь ей помочь». Я не только с ним – со многими игроками беседовал. Моя дверь всегда для них была открыта.

Рауль Рианчо и Массимо КаррераРауль Рианчо и Массимо Каррера Фото: РИА Новости

— Ваши отношения с Каррерой сейчас.
— Нам не удалось поговорить и проститься напоследок. Когда он организовал прощальный обед, я уточнил: «Мне тоже приходить?». Услышал в ответ: «Нет-нет, это только для игроков».

— Обидно было?
— У нас сложились хорошие взаимоотношения, и мне казалось логичным, если бы на встрече присутствовали все люди, работавшие с ним. Тот же Джанлука (Риомми. – Прим. «Чемпионата»). Нам сказали: «Нет». Каждый хозяин своим поступкам.

— Где допустил фатальную ошибку Каррера?
— На первом этапе диагностики, о которой я уже говорил. По окончании прошлого сезона ему следовало определить места, нуждающиеся в усилении. Сказать: «Хочу это, это и это».

— Слишком расплывчато – можно конкретнее?
— Приведу пример из собственной практики. Киевское «Динамо» 7 лет не становилось чемпионом и 14 – не защищало титул. Мы с Ребровым сделали и то, и другое. По окончании сезона с президентом состоялся разговор. Я высказал мнение: 4-5 игроков нужно заменить. Он ответил: «Я не могу это сделать». «Ну, раз вы не можете их заменить, я не могу здесь остаться – потому что не добьюсь большего, а обманывать вас не хочу». Мне предлагали новый контракт, но я поблагодарил шефа, пожал руку и ушёл. Возможно, Массимо стоило так же поставить вопрос: либо меняйте 4-5 игроков, либо тренерский штаб.

В чём «Спартак» изменился при Рианчо. На примере матча с «Рейнджерс» После победы над «Рейнджерс» заявления тренера стали понятней.

— Кого нужно было заменить «Спартаку»? Глушакова, Ещенко, Попова?
— Я не проводил диагностику. Думаю, клуб сделает её в декабре.

— В таком случае какие позиции нуждались в реновации?
— Это уже вопрос к новому тренеру. Ему определять проблемные позиции и принимать решения.

— Вашу манеру общения с прессой определяло понимание, что вы в «Спартаке» временно или это форма существования?
— Если помните, в первом интервью здесь я сказал: я не типичный тренер и не буду отделываться общими фразами: «Это футбол… Мы атаковали хорошо… и так далее». Может быть, всё дело в том, что я не был профессиональным футболистом. Я простой человек и привык говорить обычным языком. Кроме того, мне нравится объяснять.

— Вы не уставали повторять: «Работа в «Спартаке» — это моя мечта». Не было ли здесь элемента провокации по отношению к поклонникам Массимо?
— На самом деле эти послания адресовались футболистам. Мне следовало их убедить, что я – тренер и до самой смерти им останусь, что способен справиться с этим вызовом. Они не должны были воспринимать меня как временного «и. о.». Чистая психология. Я энергичный человек с очень горячей кровью – соответствующие методы использую в работе. Но если искра с бензином не срабатывает, нужно использовать железную руку.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Вы ощущали давление СМИ?
— К сожалению или к счастью, я не читаю по-русски, но здесь я увидел два типа журналистов – независимые и зависимые. Первые говорят о футболе, тактике. А есть люди, которые просто бросались дерьмом. Их мнение меня не интересует.

— Каким был контакт с руководством клуба?
— Наиль сказал: «Мы верим в тебя, ты хороший профессионал. Работай». Я и работал.

— Что чувствовали, когда фанаты освистывали вас?
— «Спартак» был моим домом, но не всегда был жилищем. Первое – это место, где ты живёшь, второе – где тебе дают тепло, любовь. Работать без этого чувства – тяжело. Конечно, я страдал. Моя мама не могла спокойно смотреть наши игры по ТВ. «Я видела твоё лицо, — причитала она по телефону. – Пожалуйста, приезжай уже скорее, пока не умер в России!».

«Уйду, как только руководство «Спартака» скажет, что я должен оставить пост» И. о. главного тренера московского клуба Рауль Рианчо после поражения в Уфе провёл очередную яркую пресс-конференцию. Возможно, последнюю.

— Это правда, что в случае ухода вслед за Массимо вам пришлось бы выплатить клубу неустойку?
— Я не был связан контрактом с Массимо – у меня был контракт с клубом. Если бы Каррера сказал: «Рауль, пошли со мной, я выплачу всё, что тебе полагается», я задумался бы. А так говорить не о чем. Болельщики должны понимать: тренеру тоже нужно кормить семью.

— Каким вы видите будущее?
— Меня многое связывает с Россией. Эта связь началась ещё 15 лет назад, когда мы принимали у себя дома в Сантандере русского мальчика восьми лет. Он провёл у нас два летних месяца, отдохнул, мы помогали его семье. Впоследствии судьба привела меня в Казань, где я провёл четыре года и пользовался расположением местных жителей. Потом был плодотворный период в Украине, Киеве, и, наконец, «Спартак». Мой папа мечтал, чтобы я стал главным тренером, и Россия дала мне возможность осуществить наше совместное желание. Жаль, что он до этого дня не дожил. Надеюсь, я ещё вернусь — и потренирую в России.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Михаил Гершкович, «Спартак» не должен воспитывать своё поколение тренеров

вт, 11/13/2018 - 21:35

Нет, ну вы только почитайте это!

Гершкович: тренерский штаб Кононова в «Спартаке» – это безобразие

Я прекрасно понимаю, зачем Михаил Гершкович каждый раз, когда видит назначение иностранного специалиста в какой угодно клуб Премьер-Лиги, включает режим пожара. Гершкович по-прежнему руководит Объединением отечественных тренеров и номинально он просто обязан привлекать внимание к этой, как кажется ему и его организации, проблеме. Но дело заключается в том, что проблемы нет никакой.

Более того, каждый новый раз, когда Михаил Данилович говорит об этом, он делает только хуже. Не будем даже говорить о дискредитации организации — это, в конце концов, их дело. Есть два других пагубных момента, о которых нужно сказать.

Первый. Осознанно или нет, но Михаил Гершкович ловко меняет свою позицию, находя к чему придраться. Это сейчас руководитель ООТ поощряет назначение Олега Кононова в «Спартак», а ровно пять лет назад он же кошмарил «Краснодар» абсолютно дурацким налогом на иностранного тренера, которым был тогда всё тот же Кононов. Абсурд ситуации заключался в том, что тренер родился в Курске (я сам живу в Курске, и это по-прежнему Россия, не поверите), рос в одном из самых неблагополучных районов города, говорит по-русски, считает себя россиянином, но формально получил белорусский паспорт.

И это стало поводом для бессмысленной атаки от Гершковича. «Не знаю, почему клубы продолжают приглашать иностранных специалистов», — это был дословный ответ на вопрос о назначении Кононова и приглашении Леонида Кучука в «Локомотив». В стране, которая каждый день тоскует по кумачовому флагу, кто-то называет белорусских тренеров (один из которых белорус лишь формально) иностранцами. Невероятная чепуха!

Теперь гражданство Кононова вопросов у Гершковича уже не вызывает, и это очень интересно, потому что порождает двойные стандарты слоновьих размеров. Скажем, завтра Миодраг Божович подаст документы на российское гражданство (я уже запутался, сколько времени он в России, но кажется, что достаточно — экзамен по русскому языку, по крайней мере, можно будет сдать одними анекдотами) и получит паспорт с двуглавым орлом вместо другого паспорта с двуглавым орлом. И что, в этот день Миодраг станет продуктом великой русской тренерской школы? Вопросов к нему не возникнет?

Второй момент. Очень важные слова от Гершковича: "«Спартаку» разве не нужно думать о своём поколении тренеров, которые могли бы работать в штабе Кононова и набираться опыта?". И если в вопросе белоруса Кононова очевидна манипуляция для того, чтобы просто заявить о проблеме с той точки зрения, с какой её видит ООТ, то здесь всё честно — руководитель организации действительно уверен, что «Спартак» обязан думать о воспитании поколения тренеров.

Михаил Данилович, оглянитесь вокруг, пожалуйста. Ноябрь 2018 года на дворе, в мире давно рыночные отношения и обстановка высокой конкуренции. Идентичность давно перестала что-либо значить (и если вы ностальгируете по ней, то почему вас так смущал советский белорус Кононов?). Это не хорошо и не плохо, это просто данность, с которой придётся мириться. Но! Мириться с данностью и устроиться в положении самого обиженного — всё же разные вещи.

Да, у русской тренерской школы есть проблемы. И вы сами не замечаете, какие именно, хотя говорите о них. Всякий раз, когда кто-то осмеливается привезти в Россию иностранного тренера, вы возмущённо говорите одно и то же: «Почему никто не обращает внимания на наших молодых тренеров?». И перечисляете фамилии людей, которым уже сильно за 40. Молодые тренеры с сединой на висках, супер.

Проблема в том, Михаил Данилович, что у нас полтора нормальных ментора для молодых тренеров, а самоучек не принимают во внимание ни сами клубы, ни вы, умудрённые опытом специалисты. Проблема в том, что вопрос воспитания тренеров находится у нас во втором десятке актуальных вопросов — в то время, как в прогрессивных футбольных странах это важнейшая задача, и её решают не клубы. «Спартак» не обязан воспитывать поколение тренеров, потому что в условиях конкуренции клубу нужен результат. Не обязан это делать «Зенит», не обязан ЦСКА и, не поверите, даже сборная России не обязана это делать. Это вопрос политики руководящего футбольного органа, это его проблема.

Проблема ещё и в том, что в России беспечно считают, что любой только закончивший играть футболист может пойти тренировать семилетних детей, не зная ничего об их физиологии (про психологию и не говорю), поломать их на деревянных коврах древнейшего поколения и искренне не понимать, что делает не так — его же самого так тренировали. Проблема в том, что квалифицированных детских тренеров у нас меньше, чем в Исландии.

Вот какие у нас есть проблемы, о которых нужно говорить. Но, конечно, очень удобно всякий раз обиженно сваливать всё на клубы Премьер-Лиги, которые приглашают иностранцев. На мой взгляд, это можно прямо назвать девальвацией реальных проблем, существующих в российском тренерском образовании.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Гершкович: Каррера за полтора года не выучил русский язык, от него все устали

вт, 11/13/2018 - 21:01

Руководитель Объединения отечественных тренеров Михаил Гершкович считает, что наставники, которые работают в клубах РПЛ, должны владеть русским языком.

«Прежде всего иностранный специалист должен быть хорошего уровня и знать язык. Каррера? Ну, выиграл он чемпионат, прошло полтора года, а на русском языке он так и не говорит. От него уже устали и футболисты, и сотрудники клуба, потому что он всё время разговаривает через переводчика. Как правило, какие-то скандалы и конфликты возникают именно из-за того, что у людей не хватает терпения общаться на иностранном языке. Так же было и в «Зените», там через три года максимум тренеры уходили. А сейчас пришёл Семак – наш специалист, и команда идёт на первом месте. Да, не всё гладко, но ему нужно время, чтобы войти в ритм и набраться опыта.

Тренеры не работают за рубежом, если не знают языка. Божович успешен в нашем чемпионате, потому что общается на русском. Он хороший тренер, у него есть контакт с игроками один на один и с руководством, причём на русском языке. Да, больших успехов в командах высокого уровня у него не было, но в командах второго эшелона у него нормально получается, потому что он знает язык. Это самое основное, он же должен общаться, передавать свои мысли и воздействовать на игроков. Гвардиола, прежде чем принять «Баварию», полгода изучал немецкий. Слуцкий — тоже хороший пример, он выучил английский язык, работал в Англии и Нидерландах. А в Европе именно английский — основной язык. Тренер, который себя уважает, вряд ли бы пошёл на работу в клуб, не зная языка страны, в которой предстоит трудиться», — сказал Гершкович в беседе с корреспондентом «Чемпионата» Максимом Пахомовым.

Гершкович: тренерский штаб Кононова в «Спартаке» – это безобразие

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Гершкович: тренерский штаб Кононова в «Спартаке» – это безобразие

вт, 11/13/2018 - 18:54

Руководитель Объединения отечественных тренеров Михаил Гершкович остался недоволен новым тренерским штабом московского «Спартака», в который вошли четверо иностранных специалистов.

«Я воспринял назначение Кононова в «Спартак» с хорошим настроением, приятно, что наши специалисты наконец-то востребованы и ставка делается на них. Клубы уже набаловались с иностранцами, поигрались в них. Теперь начали грамотнее принимать решение на этот счёт. Я абсолютно поддерживаю тот факт, что «Спартак» взял отечественного специалиста. Это очень хорошая тенденция. В РПЛ остался всего один иностранный тренер – Божович в «Крыльях Советов». Наш чемпионат идёт в направлении европейских стран. Во Франции, Италии и Испании в большинстве своём работают местные тренеры.

Но тренерский штаб Кононова – это безобразие, ведь там четыре из пяти помощников – иностранцы. «Спартаку» разве не нужно думать о своём поколении тренеров, которые могли бы работать в штабе Кононова и набираться опыта? Это же очень важный момент. Один иностранный помощник – можно, но четыре-пять — это нонсенс», — сказал Гершкович в беседе с корреспондентом «Чемпионата» Максимом Пахомовым.

Романцев: Кононов заслуживает поста в «Спартаке», буду болеть и за него лично

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Аджоев: Кононов просил отпустить его в «Спартак», не было смысла отговаривать

вт, 11/13/2018 - 18:31

Президент тульского «Арсенала» Гурам Аджоев признался, что не видел смысла в том, чтобы отговаривать бывшего главного тренера клуба Олега Кононова от перехода в «Спартак». Напомним, вчера, 12 ноября, московский клуб объявил о назначении Кононова на пост наставника.

«Стоит отдать должное Олегу Георгиевичу, который сам пришёл и рассказал, что руководство «Спартака» предложило ему возглавить команду. Кононов попросил его отпустить. Смысла ставить палки в колеса или уговаривать остаться, на мой взгляд, не было. «Спартак» — это величина, один из самых популярных клубов страны, команда, которая регулярно играет в еврокубках. После нашего разговора начался процесс переговоров между клубами и поиск нового тренерского штаба.

Мы получили определённую сумму отступных за расторжение контракта по ходу сезона. Сколько она составила, говорить не буду, так как это коммерческая тайна.

Поблагодарил Кононова после матча с „Анжи“ и его тренерский штаб за проделанную работу и пожелал новых успехов в профессиональной деятельности», — приводит слова Аджоева пресс-служба тульской команды.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Мельгарехо вызван в расположение сборной Парагвая на матч с ЮАР

вт, 11/13/2018 - 18:19

Полузащитник московского «Спартака» Лоренсо Мельгарехо вызван в расположение сборной Парагвая на товарищеский матч с национальной командой Южно-Африканской Республики, сообщает пресс-служба красно-белых.

Напомним, в октябре текущего года главный тренер парагвайской сборной Хан Карлос Осорио вызвал Мельгарехо на подготовительный сбор команды. В последний раз полузащитник выходил на поле в составе сборной Парагвая в августе 2013 года.

Мельгарехо стал игроком «Спартака» в 2016 году. В нынешнем сезоне 28-летний полузащитник провёл в составе московской команды восемь матчей и отметился одним забитым мячом. В сборной Парагвая Мельгарехо выступает с 2012 года. В его активе два матча за национальную команду.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Романцев: Кононов заслуживает пост в «Спартаке», буду болеть и за него лично

вт, 11/13/2018 - 14:53

Бывший главный тренер московского «Спартака» Олег Романцев поделился мнением о назначении экс-рулевого тульского «Арсенала» Олега Кононова на пост наставника красно-белых.

«Я хочу пожелать ему всего самого доброго. Самое главное, что он пришёл в «Спартак» работать и пахать. У него есть знания и все остальные качества, чтобы себя проявить. Я всегда болел за «Спартак», а с его приходом буду болеть и за него лично. Олег Кононов заслуживает того звания, на которое его назначили.

Сколько ему понадобится времени, чтобы выстроить игру? Это зависит уже от него самого, но у него есть вкус. Это комбинационный футбол и стремление сделать из команды семью. Надеюсь, что у него на это потребуется как можно меньше времени», — сказал Романцев в беседе с корреспондентом «Чемпионата» Павлом Левковичем.

Эксклюзивный анализ последних событий в мире спорта читайте в телеграм-канале «Чемпионата».

Философия Кононова — гибкость. Как новый тренер «Спартака» тренировал «Арсенал» В Туле Кононов подстраивался под команду.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Философия Кононова — гибкость. Как новый тренер «Спартака» тренировал «Арсенал»

вт, 11/13/2018 - 13:00

«Атакующий футбол – игра смелых людей», — сказал Олег Кононов в разговоре с пресс-службой «Спартака». В первом интервью с Кононовым после назначения новым главным тренером красно-белых прозвучало очень много красивых слов про атакующий футбол, Романцева и Бескова, но не все они соответствуют действительности. К счастью для «Спартака» и его болельщиков. Статус всегда комбинирующего тренера преследует Кононова всю его российскую карьеру, на со временем реальность изменилась. В «Ахмате» и «Арсенале» специалист сильно снизил высоту прессинга по сравнению с «Краснодаром», перестал агрессивно обороняться, стал намного чаще переходить на вертикальный футбол. Из идеолога комбинационного футбола Олег Кононов превратился в гибкого тренера, способного подстраиваться под имеющийся ресурс и соперника. Сейчас для «Спартака» это важнее всех «стенок и забеганий».

Комбинационный футбол Кононова в «Арсенале» – преувеличение

Олега Кононова часто называют романтичным тренером, ценящим владение мячом и стремящегося играть не только в атакующий футбол, но и делать это через короткие розыгрыши. В этом сезоне «Арсенал» и правда стал качественнее создавать моменты у чужих ворот. К 14-му туру команда располагается на 6-м месте по xG, опережая, например, «Локомотив» и «Ростов», команды первой пятёрки турнирной таблицы. При этом «Арсенал» больше похож на команду, практикующую вертикальный футбол с быстрой доводкой мяча к чужой штрафной. В среднем туляки отдают 73 лонгболла за матч или 17,72% от общего количества передач. По этому показателю «Арсенал» 8-й среди команд РПЛ.

«Он знал слабые стороны «Спартака». Вся правда об уходе Кононова Интервью с Максимом Беляевым.

Отчасти изменения игрового стиля Олега Кононова в «Арсенале» можно объяснить большими кадровыми проблемами в клубе. Фактически в Туле Кононов остался без качественных разыгрывающих в центральной зоне. С уходом Чаушича у «Арсенала» не осталось центральных полузащитников, хорошо двигающих мяч, кроме Берхамова. Костадинов больше ориентирован на разрушение, чем на созидание, Горбатенко же играл в центральной зоне вынужденно, его родная позиция находится выше.

Отсюда большие проблемы с построением позиционных атак в их начальной фазе и выходом из-под прессинга. Как правило, соперники «Арсенала» накрывали команду Кононова либо интенсивным man-oriented прессингом, либо перекрывали центр поля четырёх- или пятиугольником, вынуждая крайних защитников туляков делать длинную передачу в борьбу или продолжать перекатывать мяч по U-образной траектории (фулбек, два центральных защитника, фулбек). Вне зависимости от выбранного способа давления на «Арсенал», главная идея заключалась в том, чтобы не дать принять мяч Берхамову. Опека Костадинова вторична, даже на свободном пространстве болгарин редко продвигает мяч вперёд.

Проблемы в движении без мяча при обороне своих ворот

Кстати, с организацией собственного прессинга у Кононова также были проблемы. Главный тренер «Арсенала» повсеместно применял man-oriented прессинг, в котором главная роль чаще всего отводилась Кантемиру Берхамову. Во-первых, полузащитник «Арсенала», как правило, играл персонально по главному плеймейкеру соперника, во-вторых, в некоторых матчах исполнял гибридную роль, опускаясь в низком блоке на позицию третьего центрального защитника и формируя тем самым пятёрку игроков обороны в линию. Хорошо получалось не всегда, особенно когда плеймейкер соперника хорошо отклеивается от опеки, как, например, Нобоа.

То же самое касается позиционной обороны. В интервью пресс-службе «Спартака» Кононов говорил, что во главу угла ставит зрелищность и работу над атакой В этом он не слукавил: игре в обороне специалистом уделяется намного меньше внимания. «Арсенал» — четвёртая с конца команда по xGa. В позиционной обороне туляки часто допускают большие разрывы между линиями полузащиты и защиты. Особенно хорошо это проявляется, когда «Арсенал» переходит на схему 4-1-4-1 без мяча с Берхамовым в роли единственного опорника.

Тактическая и кадровая гибкость

Отсутствие топового опорного полузащитника с пасом – не единственная кадровая проблема «Арсенала» Кононова. Дефицит касался также позиций нападающего и «десятки», при этом у туляков было очень много вингеров. В итоге после проб разных игроков на позицию «десятки» непрофильную позицию занял Сергей Ткачёв.

4-3-3 может быть любимой схемой Кононова, но новый главный тренер «Спартака» не догматичен в её выборе. На старте сезона Олег Кононов сохранил привычные «Арсеналу» и ему 4-3-3, однако большие разрывы между атакующей и средней линиями заставили специалиста изменить своё решение и перейти на 4-2-3-1 с двумя опорниками Мохаммедом и Берхамовым, Ткачёвым на позиции «десятки» и Горбатенко на фланге.

«4-3-3 – одна из моих любимых схем». «Спартак» представил нового тренера Олег Кононов ответил на вопросы журналистов. Также на пресс-конференции присутствовали Наиль Измайлов и Сергей Родионов.

Изменение модуля игры сильно отразилось на билд-апе команды. Мохаммед при начале атак «Арсенала» стал опускаться центральным защитником в тройке и позволял Григалаве продвигать мяч по левому полуфлангу. Ткачёв располагался в центре и открывался рывками из глубины, а на правом фланге на линии офсайда ждал передачу Джорджевич. Задумка в том, что Джорджевич делает качественные проникающие передачи из глубины в штрафную, куда врываются Кангва с левого фланга и тот же Ткачёв.

Мохаммед – главное открытие осени в составе тульского «Арсенала». Гибкость Кононова в выборе схемы и соответствующих ей игроков сделали из номинального центрального защитника крутого опорника. За счёт интенсивности движения Кадри очень быстро реагирует на смены владения и часто успевает блокировать темповые атаки соперника. А матч против «Спартака» показал, что ганец отлично владеет короткой и средней передачами.

Описанный розыгрыш – не единственный способ начала атаки туляков. Периодически Ткачёв открывался в правом полуфланге, также возможна смена позиций Альвареса и Мирзова. Единственное, что не меняется, – опускающийся к центральным защитникам опорник. Важно, что Олег Кононов привёл команду к такой системе уже по ходу сезона, отреагировав на её проблемы в начальной фазе атаки. Хороший знак для «Спартака».

Вертикальный футбол Кононова работает

Акцент на игру верхом – ни в коем случае не претензия Олегу Кононову. Наоборот, в отсутствие привычных способов доводки мяча до финальной трети тренер «Арсенала» сформировал и отработал новые, более простые, при этом довольно эффективные варианты развития атаки.

В «Спартак» пришёл антипод Карреры. Он скромный и грезит атакующим футболом Олег Кононов — новый главный тренер «Спартака».

Первый из них – игнорирование средней трети через вертикальные забросы. Когда против туляков хорошо двигаются в обороне и перекрывают все возможные варианты продвижения мяча через пас, «Арсенал» использовал длинные передачи за спины защитникам соперника. При этом делал это расчётливо, комбинируя заброс с ложными открываниями фулбеков или вингеров и выбирая слабое место в структуре обороны соперника. Например, против «Динамо» туляки выходили из обороны через забросы Хагуша по флангу, на которые откликались Ткачёв или Кангва, против «Крыльев Советов» забросы на Джоржевича шли через центр за спину Бурлаку, против «Рубина» за длинные передачи в зону Чико цеплялся Ожегович.

Второй – перегруз правого фланга. Арсенал» перенасыщает правый фланг и полуфланг большинством игроков группы атаки, а на противоположном фланге открываются Мирзов и Альварес. Таким образом, для игроков левого фланга создаётся ситуация 2vs2 или 1vs1, если у «Арсенала» проходит диагональ на Мирзова и перед ним единственный защитник. Расчёт на индивидуальные навыки Мирзова и Альвареса. Оба игрока любят идти в обыгрыш. Как альтернатива, на правом фланге «Арсенал» может попытаться вывести одного из атакующих игроков в штрафную площадь через короткий розыгрыш и проникающую передачу. Вот и те самые «короткий пас, стенки, забегания» Кононова – эпизодически, но и они в игре «Арсенале» проявлялись.

Учёт слабых сторон соперника

В «Арсенале» Олег Кононов подходил гибко не только к проблемам «Арсенала», но также пытался реагировать на слабые стороны других команд. Главное в тренерских решениях Кононова то, что многие проблемные поля команд РПЛ и способы их использования уже были найдены другими тренерами в предыдущих турах. Приведём несколько примеров.

— Низкая игра вингеров «Арсенала» по вингбекам «Ростова». Преимущественно команда Карпина атакует через фланги, поэтому Олег Кононов персонально ориентировал Бакаева по Паршивлюку, а Ткачева по Скопинцеву.

— Против «Спартака» при смене владения быстрый переход из обороны в атаку через фланг высоко поднимавшегося Комбарова.

Кого Олег Кононов привёл за собой в «Спартак» Люди, которые тащили Тулу.

— Перегруз левого фланга атаки под Игнатьева против «Локомотива» вместо привычного правого.

Как и Гвардиола, которого Олег Кононов часто упоминает, новый главный тренер «Спартака» не только применяет собственные наработки и наблюдения, но также черпает информацию из всех доступных источников, пропуская её через себя и тренерский штаб. И в этом тоже продолжение гибкости, новой философии Олега Кононова.

В материале использованы данные InStat.

Больше тактики и аналитики — в паблике автора во ВКонтакте.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Панов — Кононову: теперь ты один из нас и имя твоё Гладиатор!

вт, 11/13/2018 - 12:50

Бывший нападающий сборной России и «Зенита» Александр Панов в социальной сети прокомментировал назначение Олега Кононова главным тренером красно-белых.

«У тебя великое имя. Прежде чем убить тебя, он должен убить твоё имя. „Спартак“ никому не удастся убить! Удачи тебе, тренер! Теперь ты один из нас и имя твоё Гладиатор!» – написал Панов в «Инстаграме».

Контракт со специалистом рассчитан до окончания сезона-2019/20. При этом в соглашении прописана возможность пересмотра условий по итогам нынешней кампании. Цели на этот сезон остаются прежними – попадание в Лигу чемпионов и победа в Кубке России.

Напомним, 22 октября совет директоров московского клуба принял решение отправить в отставку итальянского специалиста Массимо Карреру, под руководством которого команда впервые за 16 лет завоевала титул чемпиона России. После его ухода из «Спартака» исполняющим обязанности главного тренера был временно назначен испанец Рауль Рианчо, ранее работавший помощником Карреры.

«Как минимум не худший вариант». Мнение автора «Чемпионата» Павла Пучкова о назначении Кононова читайте в нашем телеграм-канале.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Зобнин пропустил тренировку сборной России

вт, 11/13/2018 - 11:59

Сборная России, которая продолжает подготовку к матчам с Германией и Швецией на своей базе в Новогорске, сегодня, 13 ноября, тренировалась не в полном составе, передаёт корреспондент «Чемпионата» Павел Пучков.

В сегодняшних занятиях национальной команды участия не принимал полузащитник Роман Зобнин, выступающий за московский «Спартак».

Напомним, в четверг, 15 ноября, сборной России предстоит провести контрольную встречу с Германией. Игра состоится в Лейпциге. Спустя пять дней, 20 ноября, россияне сыграют с командой Швеции в рамках группового этапа Лиги наций.

Ранее из-за многочисленных травм у игроков сборной России в команду был впервые в карьере вызван нападающий «Краснодара» Ари, который до этого получил российский паспорт.

«Травмы радости нам не доставляют, но это рабочие неприятности» Россия готовится к матчам с Германией и Швецией с новым капитаном и с Ари в атаке.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Рианчо обратился к болельщикам «Спартака»

вт, 11/13/2018 - 11:48

Сегодня, 13 ноября, бывший исполняющий обязанности главного тренера «Спартака» Рауль Рианчо дал первое интервью после увольнения из столичного клуба. По его завершении испанец обратился к болельщикам красно-белых на русском языке.

«Очень важна сильная поддержка команды, тренера. Мне нравится, когда „Спартак“ представляет из себя одну большую семью. Если болельщики будут гнать команду вперёд, будут настоящим 12-м игроком, как в Глазго, то, несомненно, „Спартак“ будет идти вперёд. „Спартак“, вперёд! Вперёд, пожалуйста!», — сказал Рианчо.

Интервью с тренером читайте на «Чемпионате» в ближайшее время.

Накануне стало известно, что новым главным тренером «Спартака» будет Олег Кононов, с которым был подписан контракт до окончания следующего сезона.

После ухода из киевского «Динамо» Рианчо два года работал ассистентом Андрея Шевченко в сборной Украины. В 2018 году он перешёл на работу в «Спартак», где стал ассистентом Массимо Карреры.

Под руководством испанского специалиста «Спартак» провёл три матча в РПЛ, но ни разу не смог победить.

Эксклюзивный анализ последних событий в мире спорта читайте в телеграм-канале «Чемпионата».

Рианчо покинул «Спартак»

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

«Рианчо кричит: «Обстановка — катастрофа!» Я ему: «Держись. В «Анжи» всё гладко»

вт, 11/13/2018 - 08:30

Главный тренер «Анжи» Магомед Адиев – один из самых интересных и жизнерадостных собеседников во всём нашем чемпионате. Это можно было понять ещё по многочисленным пресс-конференциям 41-летнего специалиста, во время которых он ни разу не пожаловался на судьбу-злодейку, оставившую его клуб без денег и стабильных условий существования, а, напротив, призывал избегать сочувствия и требовать с команды по максимуму.

А уж для полноценного длительного интервью Адиев – просто идеальный собеседник. В нём сочетаются как богатейший жизненный опыт, так и редкая для нашего футбола открытость. И говорить с Адиевым можно на любые темы.

«Возможно, весной будет играть молодёжь»

— Как ваш настрой? Есть позитивные новости?
— Тренер всегда должен быть позитивным. Он — отражение всего, что происходит в клубе и команде. Если тренеру недостаёт мотивации, это сразу сказывается на футболистах. Последняя игра с «Арсеналом» в очередной раз это подтвердила. Я немного просел в настрое и не мотивировал ребят так, как следует. В результате сыграли без огонька.

— То есть в вашем случае об известных трудностях вообще лучше не думать?
— Конечно. Тренер должен думать в первую очередь о футболе и быть сконцентрированным на нём. Просто в нашем клубе не всегда это удаётся. Очень много сложностей — с проживанием, перелётом, базой. Скапливается ком, и думаешь: «Опять, что ли?!». И вынужденно немного отдаляешься от футбола.

— Сейчас в чемпионате двухнедельный перерыв. Есть уверенность, что после него снова соберётесь вместе и продолжите играть?
— Собраться-то соберёмся, осталось всего три игры. А вот после трёх следующих матчей и зимней паузы уже есть опасения, что не соберёмся.

— Вы говорили: «Страшно думать о том, что будет после 9 декабря». А что может произойти?
— Первое, что приходит в голову – и я озвучил это президенту клуба, – мы за эти полгода не получили ни одной зарплаты. В такой ситуации ребята, на которых есть спрос, могут уйти бесплатно. Палата по разрешению споров освобождает футболиста от обязательств. Если они уходят бесплатно, мы должны кого-то брать – и тоже бесплатно. А у нас трансферное окно закрыто, и мы этого сделать не можем. В связи с этим можно остаться ни с чем.

— Придётся выпускать совсем зелёную молодёжь, как делала пару лет назад «Томь»?
— Такой вариант возможен.

— На кого из футболистов сейчас наибольший спрос?
— Он есть. На Понсе, например. Кажется, из Англии приезжали смотреть его в матче со «Спартаком». Есть интерес к ряду российских футболистов: Дюпину, Савичеву. К Кулику, хоть он и в возрасте, всё равно приглядываются. Кто-то подойдёт и для того, чтобы решать задачи в первой лиге.

— Правда, что к Савичеву присматривается ЦСКА?
— У меня нет такой информации.

— Разве это не путь спасения клуба — продать своих лучших футболистов? Если не уйдут бесплатно, конечно же.
— Расскажу одну интересную историю по данной теме. Наш основной пенальтист — Кулик, а второй — Понсе. В последней игре с «Енисеем» 11-метровый должен был бить Кулик, но он уступил удар Понсе. Я ему говорю: «Мне очень понравилось, ты истинный капитан с большим сердцем, правильно оценил ситуацию. Что тебя побудило отдать пенальти?». Он говорит: «Магомед Мусаевич, просто его нужно продать! А чтобы его продать — нужно раскрутить. Только тогда мы получим зарплату!» (Смеётся.)

— То есть вариант спасения с помощью трансферов имеет право на жизнь?
— Конечно. Деньгами с продажи Антона и Самарджича мы закрывали часть премиальных.

— За сколько игр?
— Получили за «Урал» и половину за «Зенит». Выходит, за полторы.

— Победа над «Зенитом» ценится меньше?
— Просто игра с «Уралом» раньше была. Наверное, из-за этого.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат» «Наши футболисты точно не будут сдавать матчи ради денег»

— Сколько удалось выручить за Антона и Самарджича?
— Стараюсь в эти вопросы не лезть, мне ближе футбол.

— Но меньше миллиона евро за каждого?
— Конечно.

— Глядя на ошибку Антона в игре с «Ахматом», может показаться, что невелика потеря. Как на деле?
— Это большая потеря. Мне было комфортно с ним работать, он профессионал. Уходя, Паул сказал, что не хочет нас покидать. Видел, что у нас хорошая команда, но попросил понять его: обстоятельства вынудили. Но Антон успел нам помочь: принёс три очка в стартовой игре с «Уралом». Да и в матче с «Уфой» тоже вышел и поднял уровень футбола. У него есть для этого нужные характеристики.

— В августе вы говорили, что последнюю зарплату получали ещё во время работы в «Ахмате». Что-нибудь изменилось?
— Нет, ничего. Получил только те премии, о которых уже сказал.

— Как в такой ситуации мотивировать футболистов?
— Проговаривать нужно многие вещи, но вернёмся к вопросу о настрое. Я сам должен быть готов. Если я не готов — у меня и слов никаких для ребят не будет. У нас постоянно идут беседы. Самый трудный период был перед ЦСКА. Каждый день собирались, общались индивидуально со всеми.

— Что же вы такого им говорили, что футболисты продолжали тренироваться и играть?
— Основной посыл в том, что мы — команда. Что бы ни происходило, мы футболисты. Приводил им свои примеры. Пытался донести, что, если предать футбол, он очень сильно за это накажет. Раньше говорил, что они играют за своё имя. В последнее время это работает хуже, и я начал говорить, что они играют за своё будущее. Если будут в порядке, этим самым или команде помогут, или сами зимой уедут в другой клуб.

— У скольких игроков «Анжи» ипотеки?
— У многих. Примерно полкоманды с ипотекой. Если у кого-то совсем вариантов нет, президент может кому-то дать определённую сумму. Латаемся как-то.

— У вас не занимают?
— Нет. Я сам в таком же положении (смеётся).

— Правда, что вы водите команду к себе домой на ужин для создания атмосферы?
— В «Анжи» — нет, потому что дома почти не бываю. Водил, когда работал в «Легионе». Вся команда приезжала на ужин, практиковали такие вещи. Сейчас же мы всё время на базе в Подольске. Я специально поселился на ней, чтобы быть рядом с футболистами 24 часа в сутки, и они это видели. Только в выходной могу выехать в Москву.

— Вы по натуре человек подозревающий или привыкли доверять?
— Больше доверяю. Часто в человеке вижу большее, чем бывает на самом деле.

— К чему вопрос. Сейчас это явление не так распространено, но у футболистов есть такой «источник доходов», как сдача матчей. Особенно когда они прижаты ситуацией. Смотрите через лупу на действия футболистов?
— Понимаю, о чём вы. Когда ошибки повторяются, такие мысли закрадываются. Пытаешься смотреть записи, анализировать. Понятно, что нельзя обвинить, если не поймал за руку, всё-таки такое обвинение очень серьёзно – и доводы должны быть такими же. Но я внимательно смотрю за такими моментами.

— Конкретные подозрения в «Анжи» возникали?
— Мы от этого далеки. Складывается действительно дружная атмосфера, и футболисты становятся коллективом. Думаю, даже если такой момент будет иметь место, это не дойдёт до меня — футболисты сами оттолкнут такого партнера.

— Во времена игровой карьеры со сдачей сталкивались?
— Как и все в 90-х. Вообще, из того этапа я мало что помню, но, конечно, происходили такие вещи. Проблема в 90-е и начале 2000-х существовала, и в раздевалке у меня неоднократно случались стычки из-за этого.

— Как вы об этом узнавали?
— Рано или поздно всё выходит наружу. В футбольном круге все друг друга знают. Даже если сначала никто не узнает, через месяц-два все будут в курсе, и за тобой потянется шлейф. Это как голубиная почта, поэтому надо дорожить своим именем.

«Раньше у публики были Хиддинк, Это’О и Роберто Карлос. А теперь – непонятный Адиев»

— Как в итоге уговорили футболистов забыть про бойкот и сыграть с ЦСКА?
— Мы каждый день беседовали, собрания проводили. Посыл был такой: вы – футболисты, должны находиться на поле. Благодаря тому, что проигнорируете матч, зарплата не упадёт. Говорил и про приезд Хабиба. Убеждал, что надо достойно принимать удары судьбы. И, опять же, говорил, что если мы сегодня предадим футбол, то завтра футбол непременно предаст нас.

— Кстати, о Хабибе. Со стороны кажется, что со своими возможностями он при желании чуть ли не в одиночку может закрыть все финансовые проблемы «Анжи». Или всё гораздо сложнее?
— Да зачем заглядывать в чужой карман? Кто может, кто не может – желание у самих людей в первую очередь должно быть.

— Хабиб вообще проявляет какой-то интерес к клубу?
— Да. Говорит, что раньше не мог достать билет на матч, а сейчас приходит почётным гостем.

— А ещё сейчас намного меньше болельщиков приходит на «Анжи». Это тоже очень странно, ведь клуб в беде, народ мог бы хотя бы как-то, но помочь выручкой от билетов.
— Знаете, «Анжи» в каждом селе, в каждом углу обсуждается. Но публика стала избалованной Хиддинком, Это’О и Роберто Карлосом. Даже в те годы у болельщиков находился серьёзный упрёк: «Мы хотим зрелища!». Им надо было, чтобы и тренер был с атакующим стилем, и сама игра — весёлая. А сейчас понятно: вместо Хиддинка пришёл какой-то непонятный Адиев, футболисты совсем другие. Вот и спрос на нас упал.

— Получается, разговоры о том, что «Анжи» действительно нужен народу и республике, не так уж и правдоподобны.
— Не знаю. Всё-таки болельщики хотят видеть результат – это немаловажный фактор. Но, повторю, куда бы ты ни зашёл в Дагестане, в любом городе и селе все обсуждают «Анжи».

— Вы упомянули богатые времена Сулеймана Керимова. Учитывая сегодняшнее положение дел, может, все те гигантские денежные вливания – не такое уж и благо?
— Конечно. Вы правы. Сейчас в Дагестане наступил сильный «отходняк» после того периода. Весь персонал помнит, как было тогда. Говорят мне: «А вот у нас было вот так». Я всегда подчёркиваю, что не надо вспоминать, как было. Надо ценить то, что есть сейчас. Если мы ещё в клубе будем о таких вещах говорить, что ж тогда другие будут думать?

— И всё-таки разве это правильно: сначала разбрасываться деньгами, строить клуб, вопреки сложившимся устоям, поднимать его с финансовой точки зрения до небес, а потом попросту бросать со всей силы на землю? И создавать такой невероятно грустный контраст…
— Мы же не можем понять мотивы действий Керимова – может, он чем-то был недоволен. Вкладывал в одно, а до сути всё не доходило. Плюс при таких вложениях он не получал результата, которого хотел. У человека поэтому и отлегло. Всякое может быть. Чтобы это понять, надо с Керимовым обсуждать.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат» «Позвонил Семак и сказал: «Вы победили заслуженно»

— Недавно вы говорили, что не можете закупить зимние куртки. Проблема решилась?
— Да. Даже костюмы тёплые приобрели!

— Самые дикие трудности, с которыми сталкивается «Анжи» из-за отсутствия денег?
— «Доширак» не едим – с питанием проблем нет (смеётся)! Все трудности сводятся к тому, что постоянно возникают проблемы с проживанием и билетами. Это очень отвлекает. Условно: запланировали перелёт на послезавтра, в итоге на рейс билеты купить не успели, надо покупать на другое время – значит придётся двигать и тренировку.

Самое тяжёлое, когда впереди ещё две игры, а тебе уже говорят: подавай список на выезд, допустим, в Ростов, потому что сейчас билеты дешевле. И как тут быть? Сидишь, думаешь. Надо же ещё 18 футболистов подобрать, чтобы из бюджета не выбиться. А кто-то может получить травму или дисквалификацию.

— Как вы отнеслись к тому, что «молодёжка» в начале сезона каталась на выезды на автобусе?
— Если у нас есть возможность, мы пытаемся улучшить условия для всех. Но вообще я к подобным вещам отношусь спокойно, потому что сам привык проходить через трудности. Когда начинал в «Анжи-2», катался на микроавтобусах. Потом работал в «Легионе», мы там в маленьком микроавтобусе по тысяче километров проезжали. Думал: «Вот у меня жизнь повторяется». Мы там в проходе спали.

Трудности закаляют футболиста – если он их преодолел, то выходит на новый уровень. А если ему всё преподносишь на блюдечке, то он ничего не ценит. К примеру, взять академию «Краснодара». Это лучшее, что я когда-либо видел! Ну и что? Ты берёшь футболиста из этой академии, он приезжает в условный «Биолог», видит новые «условия» и хватается за голову: «Я здесь не буду играть!». Ребята изначально становятся избалованными. Но ведь академия «Краснодара» — она такая одна. А «Биологов» много.

— Как вы обходитесь без дорогостоящей статистики для анализа матчей?
— Кстати, теперь у нас она есть. WyScout дал подписку на полгода – бесплатно. Сжалились над нами (смеётся).

— Как так получилось, что в Подольске оказалось жить дешевле, чем дома?
— Самое главное – перелёты. У нас было много матчей на выезде, поэтому целесообразнее находиться в Москве. Думаю, это правильное решение руководства. Учитывая, что ребята не получали деньги, они в Москве разъезжались по домам. В Дагестане же все проблемы постоянно муссировались бы в коллективе – стало бы тяжелее. А в Подольске они ещё и рыбачили, и шашлыки жарили.

— Болельщики пишут письма в столь трудный период?
— Больше всего меня тронуло письмо от болельщика Жени, который прислал послание со словами: «Магомед Мусаевич, спасибо за боеспособный коллектив!». И фотографию приложил. Я на базе у себя повесил – понимаю, что ребёнок пытался нас поддержать, несмотря на поражения.

— Планируете сейчас хотя бы что-то на зиму?
— (Смеётся.) Говорили недавно, что хорошо было бы поехать на сборы в Турцию. Посмотрим, как ситуация будет развиваться. Сейчас главное – отыграть три матча.

— РПЛ как-то поблагодарила, что вы всё ещё не снялись с чемпионата? Если бы это произошло до конца первого круга – грянул бы скандал. Пришлось бы аннулировать результаты.
— Прядкин на недавнем собрании клубов подошёл, сказал: «Спасибо, что приехали!». Понятно, что для РПЛ будет плохая реклама, если клуб снимется по ходу чемпионата. Прядкин постоянно на связи с нашим руководством, зондирует – всё мы или ещё можем продолжить.

— Как удалось обыграть «Зенит»? Соперник решил спижонить и сыграть вполноги?
— Возможно, какая-то недооценка и имела место, но это не моё дело. А вообще на следующий день мне позвонил Семак: «Магомед, никого не слушай, все внесли наше поражение в категорию «повезло-не повезло». Но вы действительно заслужили эту победу! Правда». Это было очень приятно.

— А вы с Семаком в ЦСКА пересеклись?
— Да. Он большой человек с большой буквы – что на поле, что вне его. Всегда очень внимательно относился ко всем партнёрам. Помню, приехал в Москву, зашёл в отель. Стоял с чемоданом и не понимал – куда, чего. Сергей меня увидел: «Магомед, привет! Ты что, не заселился?». Я удивился: откуда он вообще моё имя знает?! В итоге Сергей сам пошёл на стойку регистрации, взял ключи и отдал мне.

— Что происходило в раздевалке после победы над «Зенитом»?
— Любая победа даёт положительные эмоции. Ребята поняли, что они способны конкурировать, а в одной игре может произойти всё что угодно. Главное – твой настрой. Ты должен быть правильно организованным. Если кровь бурлит, чего нам как раз не хватило в Туле, можно отобрать очки у любой команды.

— Желающих спонсировать после «Зенита» не прибавилось? Всё-таки на всю страну заявили о себе.
— Не знаю. До меня ничего не дошло (смеётся).

Напутствие от Баранова

— Вернёмся к вашей игровой карьере. Почему у вас не получилось в ЦСКА в 1999-м?
— Я ментально был неготов. На тот момент в Москву приезжал всего-то два или три раза, а тут оказался в ЦСКА. Не был готов преодолевать трудности. Да и со стороны руководства не встретил должного внимания.

— Тренера Долматова и президента Шамханова имеете в виду?
— Больше Шамханова. Мне не дали даже снять квартиру — поселили на базу. Говорили: «Тебе не надо, живи здесь, тренируйся». И когда ты остаёшься с одним охранником на базе в Архангельском, даже не можешь кому-то позвонить… Вспоминаю того охранника, своего друга. Вечерами на базе никого не было, и он, видя моё состояние, открывал мне комнату Долматова, чтобы я хотя бы позвонил домой. Мобильные телефоны тогда только-только начали появляться.

— Долматов каким запомнился?
— Он был одним из первых тренеров, которые внедряли игру в защите в зону. Было много интересных идей, я запомнил его фанатом своего дела. Он любил итальянский футбол, был весь в нём.

— Топ-тренер?
— На тот момент – да.

— Думаете, его подкосила семейная трагедия?
— Да, у него случился ряд неприятностей. Не мне судить, но, вероятно, Олег Васильевич стал терять концентрацию. Человек стал более нервозным, начал часто срываться по пустякам, и его это отдаляло от футбола.

— Вы с ним после ухода не общались?
— Нет. Я его давно уже не видел.

— Ещё вы провели 12 матчей за «Спартак-2» в 2000-м, тренировались вместе с основой. Почему не смогли закрепиться в клубе?
— Там, наоборот, были хорошие условия для жизни. Но после ЦСКА и «Сокола» я однозначно не мог конкурировать с сильнейшими футболистами страны в «Спартаке». Недотягивал до их уровня. Плюс нормально сыграл пару раз на сборах, начался чемпионат, и меня вскоре отправили в дубль. Заиграли амбиции, и я плюнул на всё — дубль так дубль, хочу обратно в «Анжи». Не ассоциировал себя с Москвой.

— С Романцевым хотя бы один разговор у вас был?
— Нет, это другая планета. Олег Иванович держался очень отдалённо. На сборах он, кажется, однажды меня похвалил. И то не напрямую, а через администратора Хаджи. Я забил гол, тот подошёл и сказал: «Романцев доволен. Такими темпами через полгода у него в сборной будешь играть!».

— С кем конкурировали тогда?
— Мы приходили вместе с Калиниченко. С ним и остались на одной позиции. В середине играли Булатов и Титов, но Романцев видел меня дублёром Тихонова слева. На подстраховку.

— Кто главный «инопланетянин» того состава «Спартака»? На которого смотрели и думали: как он это делает?!
— Всегда говорил, что это Егор Титов. Вне всяких сомнений. Когда видишь его по телевизору или играешь против него, понимаешь его уровень. Но когда ты с ним тренируешься… Это вообще что-то необъяснимое. Он пасы как бильярдный шар в ногу вкатывал! Помню, замыкался на этом, у меня возникла идея фикс, что я обязательно должен отдавать такие же передачи.

— Получалось?
— Спустя время что-то начало получаться, но до уровня Егора всё равно было далеко. А так, в «Спартаке» был действительно очень сильный подбор полузащитников. В тех знаменитых квадратах, когда ты попадал под Титова, Тихонова, Баранова, Булатова… Ты просто мяча не видел! Из восьми минут, которые длилось упражнение, мог разве что 30 секунд суммарно с ним поиграться.

— С Безродным дружили?
— Да. Хороший парень и большой талант.

— Он был на своей волне? Романцев рассказывал, как Артём на пару дней мог попросту пропасть.
— В «Спартаке» все были на своей волне. Талантливые люди. При мне Безродный так не исчезал. Мы — молодёжь, были сами по себе, он старше.

— Робсона помните?
— Тоже хороший. С ним тоже возникали забавные моменты, но они больше с застольем связаны (смеётся). Самый показательный — когда Вася Баранов перед выходными попросил оставить десять бутылок пива в ларьке возле дома в Сокольниках. Робсон жил рядом и как нападающий сыграл на опережение. Баранов приходит, а ему говорят: «Так Робсон сказал, что вы попросили ящик забрать».

— Ругался потом Василий?
— Вообще! Так гонял его потом (смеётся)!

— Баранов вас ведь и шашлыками кормил?
— Да, постоянно. У него на балконе стоял мангал. Я жил на четыре этажа выше, и он всё время кричал: «Молодой, ты когда спускаться будешь? Мясо готово, остынет». А я с мамой жил, так она всё время спрашивала: «Кто тебе постоянно снизу орёт?». Вася — очень душевный и позитивный парень, никогда не переживал. А если и переживал, всё равно сохранял позитивный настрой. Сутками можно было бы рассказывать истории про него.

— Припомните хотя бы одну?
— Играли как-то в «Лужниках», и Романцев заменил Баранова на 30-й минуте. Вы понимаете, что значит для футболиста замена в первом тайме. Мы были соседями, приезжаем после матча на остановку и идём к дому. Такая тишина стоит, не знаю, что ему сказать. А подбодрить хочется. Подходим к подъезду, я начинаю издалека: «Ничего, всякое бывает». Он внимательно смотрит на меня и не может понять, что я хочу ему сказать. Я продолжаю: «Ну, заменили, в следующем матче 90 минут сыграешь». Он смотрит на меня опять как на дурака и говорит: «Знаешь, молодой, в жизни столько проблем — буду я ещё по поводу футбола заморачиваться».

— Вы были на поле в матче «Анжи» — ЦСКА 18 августа 2001 года, когда произошла трагедия с Сергеем Перхуном. Как видели этот момент со стороны?
— Спорный мяч был – и Будун побежал к нему, и Перхун. В итоге произошло столкновение. Но никто о чём-то трагическом не подумал, в футболе много стыков бывает. А в итоге столкновение оказалось роковым… Будун потом очень долго от этого отходил. Его везде ассоциировали чуть ли не с убийцей Перхуна.

— Как помогали ему это пережить?
— Он вообще очень сильный – сам с собой должен был разобраться. Знаю, что ездил к семье Перхуна. В этой ситуации Будун поступил более чем достойно.

— Что происходило после того матча? Хоть что-то помните?
— Будунова и Перхуна увезли в больницу на скорой, мы продолжили играть. После финального свистка никто даже и не предполагал, что всё может так закончиться. Спрашивали друг у друга, как там у них дела, отвечали, что всё нормально. Потом уже, под утро сказали, что Перхун в реанимации.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат» «Народ бегал в панике. Началась война»

— Вы играли в Махачкале и Ингушетии в начале 90-х. Есть что вспомнить?
—В Грозном был «Эрзу», который мог выйти в Премьер-Лигу, но снялся из-за известных событий. Я играл во второй команде, и на один сбор меня взяли, а со второго отцепили. Переживал как личную трагедию, в слезах всё это время провёл. На тот момент в Ингушетии собрали команду для второй лиги, и меня позвали в состав. Я тогда в выпускном классе доучивался. Понятно, что для меня это рост. Попал во второй дивизион, забил свой первый гол. Что за футбол там был — тяжело вспомнить.

— А условия?
— Тяжёлые, ведь команда только собралась. База с картонными стенами. Очень хорошо запомнился мне наш ветеран Суворов — он в свои времена играл в «Тереке». Ему лет 36-37 было – понятно, что карьеру уже заканчивал. А я – юный школьник. Вот он с утра приходил: «Молодой, вставай!». Я только глаза открою, а он мне: «Пошли тренироваться». Каждое утро меня забирал на тренировку. Мне потом рассказывали, как я спрашивал: «Кто этого Суворова в команду взял?». А там же стены картонные, всё слышно. Мой старший товарищ. Попытался сделать из меня футболиста.

А в «Анжи» я оказался по воле случая. В Чечне началась война, а в Дагестан были открыты границы. И мы туда поехали как беженцы. Отец меня отвёз к Александру Маркарову, попросил взять к себе в команду: «У нас там тяжело. Пускай он у тебя поживёт на базе – у него вроде есть какие-то футбольные задатки. А там посмотришь». А сам уехал к семье. Вот в Дагестане я и начал потихоньку играть: сначала в «Анжи-2», потом Малафеев пришёл, взял меня в первую команду.

— На Дагестане война в соседней республике вообще никак не отражалась?
— Нет, там всё было хорошо.

— А каково было жить в Чечне во время войны?
— Каково… Тяжело. Когда ты неделями не выходишь из подвала, позитива мало. Тебя всё время бомбят и бомбят. Понятно, что внутри всё обрывается. Бывало, что поднимался в дом и говорил: «Мне всё равно, пусть сюда бомба падает, но я лягу на эту кровать и буду спать».

— Есть эпизоды, которые вы по сей день вспоминаете с тяжёлым сердцем?
— Всё это уже стёрлось из памяти. Мои друзья рассказывают: «Никогда не забудем, как ты приехал в Дагестан и удивлялся: «О! Белая простыня! О! Горячая вода!». К таким вещам после войны трепетно относишься.

— Вашей жизни часто что-то угрожало?
— Конечно. Мы однажды в Грозном под обстрел попали – хорошо, что первая ракета на 20 метров ниже под обрывом пролетела. Когда начали разбегаться, вторая упала прямо туда, где мы стояли. Таких случаев немало было.

— Из близких кто-то погиб?
— Товарищи, двоюродные братья. Многих потерял. Война – вещь такая, жестокая.

— Сколько времени вы прожили внутри войны, пока отец вас не увёз?
— Недолго. Здесь повезло. Месяца три, по-моему. Но мы то тут, то там беженцами были, только потом в Дагестан уехали.

— Как же вы выбирались?
— Сложно было. Мы жили в селе, которое было окружено, там постоянные бомбардировки шли. Как отец пробрался – я не знаю. Он сначала с мамой поехал, а мы с дедушкой и бабушкой остались. Выехал – и неделю не мог обратно попасть. Представляете, какие у тебя мысли в этот момент в голове? Когда узнаешь, что машину какую-то разбомбили, всегда спрашиваешь: «А какую, как она выглядела?». Всё время просто в неведении находился.

Потом отец какими-то окольными путями всё-таки заехал – дал пять минут на сборы, взял меня, сестру и брата в охапку, и мы побежали к машине, которая стояла где-то за рекой. Тут же где-то рядом самолёт подбили, просто хаос. В таких условиях о футболе, конечно, не думаешь – жизнь бы сохранить. Но бывало, что мы всё-таки с ребятами нет-нет, да и выходили мяч попинать, когда короткое перемирие наступало (смеётся).

— Где вас застало начало войны?
— Я ехал из школы в троллейбусе. Вышел – а вокруг суета, паника, все бегут в разные стороны, кричат: «Война началась, российские войска вошли в Чечню». Было понятно, что всё серьёзно. Мы из Грозного почти сразу уехали.

— О чём думает человек, когда понимает, что началась война?
— Да какие мысли могут быть… Сначала опасаешься за свою жизнь, а потом, когда тебя круглые сутки бомбят, становится уже всё равно. Думаешь только, когда это всё закончится – психологически становится невозможно терпеть. Ну и со временем начинаешь разбираться в тактике военных действий: понимаешь, кто стрельнул, откуда, как надо лечь, куда бежать, а вот тут так летит, значит, надо в подвал идти.

— С едой возникали проблемы?
— В селе нет – всё-таки было своё хозяйство. А вот те, кто остался в городе, это испытал.

— Когда приехали в «Анжи», сразу начали тренироваться?
— Переключиться было сложно. Я ещё такой высохший был – любое силовое упражнение мне с трудом давалось. Тренера понимали: «Магомед, ничего страшного». Потом раз-раз, и втянулся.

— Какое отношение было лично у вас к российским войскам в тот момент?
— Я всегда подчёркивал: мы одна страна. Если будем акцентировать внимание на негативном опыте, ничего хорошего не получится. То же самое и в футболе – я стараюсь ничего не строить на негативе, иначе всё будет рваться. Всегда желаю удачи всем российским клубам в еврокубках. Есть же много хороших моментов.

Конечно, те обстоятельства оставили меня без крыши над головой, но во время войны нет правых или неправых – все виноваты. Нельзя, чтобы такие вещи происходили в стране. Слава богу, сейчас у нас другая власть, мы начали как-то бережнее друг к другу относиться. Всегда говорил и буду говорить, что я — патриот своей страны. Что бы ни происходило. У нас много трудностей и внешних факторов, перед которыми мы должны объединяться.

— Вас не отправляли в зону боевых действий?
— Меня нет. Все говорили: «Мага – это будущий футболист! Ему не до этого» (смеётся).

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат» «Сказал ребятам: «Доиграйте до матча с «Арсеналом», а потом я напишу заявление»

— Вообще, четыре победы в чемпионате, учитывая текущее положение дел, это чудо? Или рассчитывали на большее?
— Всегда надо рассчитывать на большее! Сейчас не время подсчитывать и анализировать свои победы и заслуги. Всегда говорю ребятам, что мы ещё ничего не сделали, никаких достижений у нас нет. А есть предстоящая игра, в которой мы должны быть конкурентоспособными и добывать очки. Тот факт, что нам не платят, никого не волнует. На футбольном поле это всё превращается в пыль. Тут или ты, или тебя. Напротив есть оппонент. Никто не смотрит, кто кому недоплатил. По истечении 90 минут ты уйдёшь либо с опущенной головой, либо с поднятой. Идите и бейтесь.

— Республика ставила задачи перед «Анжи» на сезон?
— Нет, конечно. Власти же не участвуют в нашей жизнедеятельности.

— Хотя вроде бы хотели…
— Я такими нюансами не владею. Знаю, что наш генеральный директор часто бывает в правительстве. Вроде обсуждения идут, но до конкретики дело не дошло.

— Вы дали много ярких и искренних пресс-конференций в этом сезоне. А после поражения от «Ростова» неожиданно оказались немногословны: «Оценка себе и команде – два. Можно, я уйду?». Что это было?
— Я был очень злой (смеётся). Стараюсь не впадать в эмоции при любом результате. Понимал, что в тот раз именно это и случилось, и боялся сказать что-то лишнее. Про футболистов, про игру и так далее. Понятно, что на внутрикомандном разборе игроки часто получают от меня критику. Ещё могу обсудить футболистов с руководством. Но ни в коем случае – не с другими людьми. Поэтому я тогда и попросил меня отпустить.

— Вы эмоциональный человек?
— Раньше был эмоциональнее. Наверное, это следствие определённых моментов и событий в жизни, которые оказались несправедливы ко мне. Всё это меня настолько закалило, что я даже говорю иногда, что у меня сердца нет. Почти нет сентиментальности и так далее. Стараюсь трезво смотреть на всё.

— Когда вы дрались в последний раз?
— Давно. Да, случаются моменты, когда мужчине драки не избежать. Но мы живём в цивилизованном мире. Конфликты нужно заканчивать правильнее.

— В октябре вы отправили Белорукова в дубль и отняли у него капитанскую повязку. Сейчас, когда прошло время, можете объяснить: что случилось?
— Во-первых, я не люблю выплёскивать наружу вещи, которые обсуждались один на один. Я даже команде об этом рассказал общими фразами. Могу лишь сказать, что у меня имелось недовольство, появились претензии к нему. Я это и высказал ему в лицо. Дима попытался объяснить ситуацию. С некоторыми доводами он согласился. Принёс извинения. Мне было приятно, что он меня услышал. Мы пожали руки и пошли работать дальше.

— А есть в команде «бунтари», которых буквально приходится уговаривать играть в сегодняшних условиях? Кто самый сложный?
— Самый сложный – Гиголаев (смеётся). Но если серьёзно, нет, никого уговаривать не приходится. Все ребята разные. Они – зарекомендовавшие себя в РПЛ личности. Ко всем свой подход. Где-то стоит что-то пропустить, где-то, наоборот, ударить по столу кулаком. Сложности бывают, но нет парней, кто хочет не играть.

Когда была угроза бойкота игры с ЦСКА, я сказал команде: «Ребята, доиграйте до матча с «Арсеналом». Если вы сделаете это, больше я ничего не буду просить. После «Арсенала» напишу заявление и уйду. Потому что вы мне поможете, и я сделаю то же самое. Уйду в отставку, все стрелы полетят на меня: «Как так?! Адиев бросил команду в такой момент!» А вы под шумок можете переходить в другие клубы или просто не выходить на матчи».

Вот такой у нас был разговор. Но ребята сказали, что мне не надо покидать клуб. Сказали, что хотят до конца добить всё вместе.

— А если бы они не сказали вам остаться, ушли бы?
— Конечно. У тренера должна быть последовательность. Если один раз сфальшивишь, то коллектив уже не поймаешь. Как и в дружбе – один что-то сделал, второй тоже должен ответить взаимностью.

— Ваш помощник Александр Павленко планирует вернуться в футбол?
— Саша держит себя в форме, неплохо выглядит на тренировках. Но сейчас он готовит документы в ВШТ. Думаю, пойдёт учиться и завершит карьеру. Не хочу домысливать и утверждать, что всё именно так и случится, пусть Павленко сам расскажет об этом, но я так вижу. Очень доволен его отношением к делу, он молодец. Пытается состояться как тренер.

— А экс-сборник Иван Новосельцев приходит в себя?
— Ваня действительно много пропустил. Но последние матчи провёл на хорошем уровне. У него есть качества, которые могут быть востребованы в больших клубах. Травма только немного подбила его. Но мне нравится огромное желание Новосельцева выйти на свой уровень. Очень профессионально ко всему относится. Человек вроде бы пришёл из «Зенита», столкнулся с понятными трудностями, но не имеет никаких претензий по экипировке и так далее. Он мне всё время подчеркивает в беседе, что хочет лишь одного – играть.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат» «Каррера – эмоциональный парень!»

— С Романом Пилипчуком общаетесь?
— Да.

— Насколько часто?
— Сейчас он занят своей работой. Раз в три недели можем созвониться.

— Советуетесь с ним?
— Советоваться – бесполезное дело. У него своя команда, у меня своя. Чтобы давать советы, нужно быть внутри команды.

— Обсуждали с ним его уход из «Спартака»?
— Стараюсь в душу людям не лезть. Если человек хочет высказаться, всегда выслушаю. Но мы говорили о поверхностных моментах, не углублялись в процесс.

— Вы сыграли и против «Спартака» Карреры, и против «Спартака» Рианчо. Есть разница?
— Большой разницы не увидел. Они играли по той же схеме. Каррера в прошлом году и Каррера в этом году – разный. Когда у него в штабе был Пилипчук, у команды постоянно менялась расстановка, «Спартак» мог предстать в различных вариациях. А у Рианчо была постоянная схема – 4-3-3. Готовясь к ней, ты понимаешь, что команда точно будет играть по ней. Понятно, что может измениться состав, ротация там серьезная, и у футболистов могут быть разные задачи. Но общее понимание о сопернике у нас было.

— Вам понравился «Спартак» в двух очных матчах этого сезона?
— Нет. Мне и сейчас не нравится, как он выглядит. Но мне кажется, что это связано с внутренними волнениями в команде, эмоциональным настроем. У них нет единения.

— Чем вам запомнился Каррера при личном контакте?
— Эмоциональный парень. Активно ведёт себя на бровке. Хорошо даёт пресс-конференции.

— Что-то говорил после игры вам?
— Он – нет. Зато после последней игры в Кубке подходил Рианчо. Громко пожаловался: «Обстановка – катастрофа!!!» (смеётся).

— А вы ему что?
— Говорю: «Держись! У меня здесь, в «Анжи», всё гладко» (смеётся).

— Интересно, про что это он?
— Думаю, про всё. И людей на трибунах нет, и игра у «Спартака» во втором тайме не получалась. Мы ведь могли сравнять счёт. Всё это накладывало отпечаток. Плюс сам Рианчо, как и вся Россия, понимал, что скоро придёт новый главный тренер.

— Он пришёл. Ваш последний матч был как раз против «Арсенала» Кононова. На ваш взгляд, что это за тренер? Как он строит футбол?
— Человек нацелен на игру в атаке. Все его матчи об этом говорят. Хотя в «Ахмате» пытался играть и в три центральных защитника играть, но даже в этой схеме был нацелен на атаку. Когда ты готовишься к игре против «Арсенала», есть понимание, что моменты у тебя возникнут и гол ты сможешь забить. Но можешь и пропустить – такая это команда. Я и ребятам говорил в перерыве: «Спокойно. Если поднажмём, появится момент».

— К кому было сложнее готовиться — к «Спартаку» или «Арсеналу»?
— Принцип там один и тот же. Но Рианчо пытается играть более сбалансированно, чтобы не пропускать атаки. Когда играли с «Ахматом» против «Спартака» (еще при Каррере и Пилипчуке) в прошлом сезоне (2:1), мы с Ледяховым обращали внимание, что фланговые защитники у соперника поднимаются высоко. На этом их ловили. Сейчас Рианчо опустил их ниже, перекрывает зоны. У того же Кононова игра поднята вверх. У «Арсенала» много атакующих игроков. Ты понимаешь, что у них будут провалы и ты сможешь забить гол.

«Меня сразу бросили в пекло»

— Всё чаще и чаще среди болельщиков и экспертов встречаются разговоры: «У «Анжи» очень хороший тренер, его ждёт большое будущее». Как относитесь к такой похвале?
— Я не считаю, что сделал что-то на сегодняшний день. Абстрагирован от этих сторонних оценок. У меня есть соцсети, но я их не веду. И стараюсь не читать. Могут прислать друзья или брат некие вещи. Но стараюсь делать так, чтобы до меня эти мнения не доходили. Мне моя работа очень нравится. Благодарен руководству, что мне предоставлен этот шанс. С его стороны это был большой риск. А я – благодарный человек. Хочу отблагодарить людей, внутри меня сидит это желание. Когда закончится всё, тогда и буду подводить итоги.

— Зачем вам всё это? Условия ведь не самые благоприятные, мягко говоря. Можно не снискать ни денег, ни славы.
— Я хотел попробовать свои силы в Премьер-Лиге. Когда был в тренерском штабе «Ахмата», присматривался к ней. Понятно, что у меня были свои идеи. Появилось желание попробовать. Когда люди предоставили шанс, речь вообще не шла о зарплате и контракте! Даже больше вам скажу: когда назначали зарплату, я сказал спортивному директору, что рассчитывал на намного меньшие деньги. А он, наоборот, говорит: «Нам неудобно, что мы тренеру РПЛ такие маленькие деньги даём…». Конечно, финансы для всех важная вещь, в том числе и для меня. Но я реально хотел попробовать свои силы в самостоятельной работе на этом уровне.

— А в будущем готовы снова пойти помощником, если заставит судьба?
— Почему бы и нет? Но я до какого-то времени считал себя в этом плане несчастливым человеком. Потому что когда начинал, сразу был брошен в пекло, на пост главного тренера. Когда меня Гойхман в Нижнем Новгороде назначал главным, я говорил: «Я не главный тренер. Только закончил карьеру. Какой из меня главный тренер? Что я дам этим ребятам? Введите в штаб Тетрадзе. Мне нужно освоиться». Гойхман же отвечал: «Иди и учись на своих ошибках. Это нужно, чтобы стать главным». А я говорил, что ещё даже не знаю – хочу или нет.
И так у меня всегда. Тогда перед Гойхманом была ответственность. Раз он меня поставил, я не мог его подвести. Когда заходил в раздевалку и видел перед собой 25 мальчишек, которые на меня смотрят, думал, что мне нужно им дать что-то, чтобы карьера каждого пошла по нарастающей. Это чувство ответственности толкало вперёд. Опять же, ни с кем мне так и не удалось побыть в штабе помощником. Только в «Ахмате» у Галактионова и немного у Ледяхова. И то это больше заслуга гендиректора Айдамирова и президента Даудова. Они считали, что кто-то из местных обязательно должен быть в штабе.

— Бросок в пекло вам помог?
— Конечно. Такие вещи сразу отрезвляют. Вся ответственность на тебе – либо пан, либо пропал. Ты должен выйти из ситуации достойно. Придя в команду РПЛ, я понял, что судьба всегда вела дорогой, на которой я везде собирал новые команды с нуля. «Волга» только поднялась в Премьер-Лигу – требовалось собрать дубль. Пришёл в «Терек-2» – руководство решило, что надо выступать во второй лиге с новой командой. Теперь то же самое в «Анжи».

— Тот же Рианчо работал помощником 35 лет. А после трёх недель временно исполняющим обязанности главного тренера «Спартака» он больше не хочет возвращаться на прежнюю должность. Что меняется в психологии, когда человек однажды становится главным тренером?
— Я совершенно не знаю Рианчо, но у меня сложилось впечатление, что у него очень много информации, больших знаний. Видимо, не каждый главный тренер его готов выслушивать. Ему надо свои идеи прививать, которые, как видно, бьют ключом. Мне кажется, у него хорошо получится книги писать (смеётся).

— Но всё-таки почему тренер, побыв главным, часто не может больше возвращаться к роли помощника? Растёт эго? Появляется адреналиновая зависимость?
— Может быть, определённый адреналин вырабатывается, человеку нравится. Быть главным тренером очень интересно. Ты готовишься к сопернику, строишь планы по игре. Когда они реализуются – это тебя стимулирует. Высшая степень, когда футболисты сыграли по твоему плану и принесли результат. Блаженное ощущение.

Беседовали: Михаил Гончаров, Максим Ерёмин, Полина Куимова, Андрей Панков, Денис Целых.

Let's block ads! (Why?)

Категории: Ещё

Страницы